?

Log in

No account? Create an account

Современное искусство

Мастера современного искусства


Опера Джаз Блюз
shazina
 
http://www.shazina.com/ru/persons.aspx?VideoID=2426
«Опера. Джаз. Блюз»
20 января 2010 года

Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко Представляет новую программу Хибла Герзмава  и Трио Даниила Крамера. Особенность этого события в том, что впервые в Москве, прима театра Хибла Герзмава исполняет оперные арии и романсы в джазовой обработке, и джазовые хиты  оперным голосом, в сопровождении трио Даниила Крамера. Заслуженную артистку России, народную артистку Республики Абхазия Хиблу Герзмава публика привыкла видеть и слышать в образах героинь в операх Г.Доницетти и Н. Римского-Корсакова, в «Травиате» Дж. Верди или «Богеме» Дж. Пуччини Хибла Герзмава  обладает чудесным голосом и   не перестает удивлять смелостью и яркостью своего музыкального и сценического таланта. Идея новой программы «Опера. Джаз. Блюз» родилась в диалоге с трио Даниила Крамера. Стиль исполнения классики и джаза в фортепианном соло Даниила Крамера позволяет певице оставаться верной традициям бельканто. Деликатность и культура певицы обеспечивает свободу джаз-трио в импровизациях.  И в результате …Генделя сменяет Гершвин, Пуччини – Леграна, молитвенные Ave Maria Шуберта и Alleluia Моцарта плавно переходят в грезы о любви Fly me to the moon…Оперная дива, легко, гармонично и без напряжения   сочетает великолепие классической музыки, пульс джаза, чувственную манеру интонирования и только ей ведомым способом, доводит почти до религиозного потрясения самого искушенного зрителя.Концертная программа «Опера. Джаз. Блюз»  обещает стать знаковым культурным событием 2010 года
В программе джазовые импровизации, обработки и фантазии на музыку Генделя, Моцарта, Пуччини, Шуберта, Верди, Доницетти, Дворжака, Глинки, Кальмана, Говарда, Леграна.

Справки и аккредитация:Ирина Горбунова – пресс-секретарь театра; igorbunova@stanmus.ru (495)650-49-00; 8 916 804 51 01 Аккредитованные фотографы и съемочные группы могут работать во время концерта. Интервью возможны перед концертом, но не позже 18.30, или после него.




Галерея «Шазина» желает счастливого Рождества и Нового года и представляет новые коллекции.
shazina

http://www.shazina.com/ru/default.aspx

 « Неслучайные встречи . Случайные чаяния….»

«Многие выдающиеся вещи происходят не потому, что так кто-то хочет или так кто-то не хочет. Они появляются в силу своей неотвратимости, скажем, как природное явление. Как любовь или гроза, потому так в природе заведено .»

Коллекция работ Рустама Хамдамова 2009 года
« Хамдамов этот образ тысячу раз нарисовал, он почти единственный – главный. Как блоковская Незнакомка - призрачная грусть…
Рисунки Хамдамова, нельзя назвать рисунками. Это что-то совсем другое… Мечта в бесконечном движении? Ветер, кружащий листья? Следы дождя? Морозный узор? Струна, до которой случайно дотронулись? Сон? Смотришь на карандашные линии оставленные волшебной рукой художника, и понимаешь, что погружаешься в его же движения, без чувств, без желания проникнуть в тайну, расшифровать секретный код … Смотришь просто – чтобы смотреть, ведь глаз не оторвать!»

                                

Галерея работает по предварительной договоренности.
адрес: Москва. Покровский бульвар 14
тел: +7 495 509 8336
e-mail :  info@shazina.com




Фазилю Искандеру 80 лет.
shazina


Фазиль Абдулович Искандер

БАЛЛАДА ОБ УКРАДЕННОМ КОЗЛЕ

Пока не напьются мои быки (одры! В заготовку пора),
Мы будем курить и чесать языки, пока не спадёт жара.
Мы будем курить табак городской, которому нет цены...
Так вот что случилось над этой рекой за год до русской войны.

То было лет пятьдесят назад, но я говорю всегда:
- Да здравствует крупный рогатый скот, а мелкий скот - никогда.
Вот так же слева шумел Кодор, но я ещё был юнцом,
Вот так же мы в горы стадо вели (мир праху его!) с отцом.

За веткой черники... Эх, губошлёп... я приотстал слегка.
Но вот вылезаю я на тропу и вижу издалека -
Чужой человек волочит козла... из нашего стада козёл.
Я сразу узнал козла своего, узнал и того, кто вёл.

Когда-то он в доме гостил у нас. Скрывался. Полуабрек.
Не то из Мингрелии беглый лаз, не то цебельдинский грек.
Но мы не спросили тогда у него: Кто он? Куда? Зачем?
Право гостей говорить и молчать не нарушалось никем.

- Стой,- говорю и навстречу ему,- это наш,- говорю,- козёл.
Ты, помнишь, когда-то гостил у нас, ты с нами садился за стол.
Но мы не спросили тогда у тебя: Кто ты? Куда? Зачем?
Право гостей говорить и молчать не нарушалось никем.

Но он усмехнулся в ответ и сказал, тряхнув на плече ружьё:
- Право моё за правым плечом, и то, что я взял - моё.
Мало ли где я гулял и пил, и съеденный хлеб не клеймо.
А то, что я съел у отца твоего, давно превратилось в дерьмо.

Как пёс на поминках блевотой давясь, я вылакал этот стыд.
Что делать! Когда говорит ружьё, палка в руке молчит.
Но всё же я снова напомнил ему: ты с нами садился за стол,
И мы не спросили тогда у тебя, куда и зачем ты шёл.

Но он толкнул меня и сказал: - С дороги, иначе конец!
Не досчитает не только козла к вечеру твой отец.
Потом он ударил козла ремешком и стал опускаться в падь.
Что делать, когда говорит ружьё, палка должна молчать.

Но он не знал, что навстречу ему товарищ идёт с ружьём.
"Ну, что ж,- я подумал,- спускайся вниз, а мы наверху подождём."
Пожалуй, он слишком много сказал про стадо и про отца,
Но раз он такое всё же сказал, я дело довёл до конца.

И вот, когда он спустился вниз (внизу шумела река),
Навстречу товарищ спускался с горы, я видел издалека.
Я всё, что надо ему прокричал, я был опозорен и зол,
И голос мой, скрытый шумом реки, над вором, как ворон прошёл.

Короче, когда я спустился вниз, всё было готово там.
Стоял он, словно в петле повис, и руки держал по швам.
А рядом товарищ сидел с ружьём, в тени постелив башлык.
У ног чужой винтовки затвор, как вырванный прочь язык.

Я бросил палку, винтовку поднял, на место вложил затвор.
- Теперь,- говорю я,- тебе молчать, а мне вести разговор.
Я снял ремешок с моего козла и бросил ему: - Держи!
И если чёрта скрадёшь в аду, своим ремешком вяжи.

Так, значит, съеденный хлеб не клеймо и право за тем, кто сильней?
Право твоё за правым плечом, я буду стрелять левей.

Ослепнув от страха, попятился он к обрыву за шагом шаг.
Туда, где давясь камнями, поток скатывался во мрак.
Я мог бы выстрела и не давать, единственного того,
Но я перед богом хитрить не хотел, я выстрелом сбросил его.

С тех пор немало воды утекло, окрашенной кровью воды,
Я знаю меру своей вины и меру своей правоты.
В меня стреляли, и я стрелял и знал предательский нож,
И смутное время меньшевика, и малярийную дрожь.
В меня стреляли, и я понимал, что это вернётся опять,
Что будут стреляющих из-за углов из-за угла убивать.

Конечно, что такое козёл? Чесотка да пара рогов.
Но честь очага дороже зрачка, наш древний обычай таков.
И если ты вор, живи, как вор, гони табуны коней,
Но в доме, который тебя приютил, иголку тронуть не смей.

С тех пор немало воды утекло, взошло и ушло травы.
Что ж, родины честь и честь очага не так понимаете вы.
У каждого времени есть своё, которое будет смешным,
Но то, что завтра будем смешным, сегодня не видят таким.

Мы гнали водку из диких груш, вы - свет из дикой воды,
Но и тогда не пили из луж идущие вдоль борозды.

Два главных корня в каждой душе - извечные Страх и Стыд.
И каждый Страх, побеждающий Стыд, людей, как свиней, скопит.
Два главных корня в каждой душе среди неглавных корней,
И каждый Стыдом побеждающий Страх, хранит молоко матерей.

Что ж, древний обычай себя изжил, но тот ли будет рабом,
В котором сначала кровь из жил, а доблесть уходит потом?!

 

Пусть родины честь и честь очага не так понимаете вы,
Но если сумеете так же хранить, вы будете вечно правы.
Но правом своим и делом своим вам незачем нас корить -
Мы садим табак, мы сушим табак, так что ж нам не закурить.

Опубликовано1980 году



Геометрия жизни.
shazina

 

                                                               
«Зритель-обыватель видит только то, что на поверхности; основная, более важная глыба «айсберга» ему не доступна.
А так как в большинстве своем именно такой зритель диктует моду,то профессионал-художник работает часто «в стол» любовь и вера в прекрасное поддерживают его в жизни». В.Андреенков.


Вертикаль. Горизонталь. Между ними – жизнь человека.
В идеале - стремление вверх.
В реальности – распластанность.
Как соединить два направления, получив мистичный Крест?
Как уравновесить бытие?
Чтобы Небо стало целью, а земля средством, точкой отталкивания?
Сотни книг про это написаны. Миллиарды слов сказаны. Немногим удалось превратить гармонию Духа и Смирения, в реальность.
Это если про жизнь говорить, которая здесь и сейчас. В которой, задачи у всех разные, а финал один.
Но попытки, желание показать, что Вертикаль возможна, не рассказать, а именно дать увидеть это, осуществляются немногими. Да и те немногие, рискуют или, рискуя, падают вниз, куда- то туда, где и горизонтали уже нет, а есть только бездна.
Малевич отменил религию, думая, что создал свою, перечеркнув все необъяснимым и зловещим «Черным квадратом». А ведь и в нем, линии все те же – вертикаль…горизонталь…А в итоге получилась, «черная дыра», пусть и четкой геометрической формы.
Искусство живо «нанизыванием», - одно на другое. Из первого - второе-третье…Но, номеров нет. Перенимая опыт, находя стиль, каждый из творящих, оставляет только свое. А по делам, как известно, и судят.
Владимир Андреенков, замыкая формы, соблюдая четкость и видимую математику, не замыкает пространство жизни, а чудесным образом преображает его, заходя за границы размазанного человеческого сознания. Он умудряется из нечеткого, сделать четкое, и заставляет если не задуматься, то внутренне собраться.
Личность, как правило, сосредотачивается, просто глядя на ровную линию. Линия – шаг. Шаг – поступок. Поступок-след.
                                         

Вертикаль Андреенкова не допускает компромиссов, но позволяет слабости в виде пары - тройки горизонтальных штрихов. Он оставляет человеку право на слабость, но напоминает о главном - бескомпромиссной, узкой, слегка неровной линией указывающей путь – вверх!
Художник, нашел Единство. Единство, требующее поразительной сосредоточенности души.
Андреенков смог увидеть невидимое – движение души.
Название его работ, уже не говоря о содержании – летопись человеческая: «Три вертикали», «Две вертикали», "Вертикали и горизонтали»… Это мистично. Это странно. Это даже пугает.
Четкость определения, всегда пугает невозможностью ее опровергнуть.
И еще – четкость, это всегда очень красиво! Пусть тоненькая черная полоса, пусть ярко - желтая, пусть голубая…Пусть все вместе. Когда все вместе – это уже Поиск.
Возможно, и, скорее всего, это поиск некоего закона искусства, изучения таинственной методологии…Но, разве это важно? 
       Ах, да! Еще цвет! Ведь жизнь, она не черно-белая, как думают люди, не наделенные умением радоваться. Жизнь, она цветная! Андреенков же, еще более уплотняет этот цвет, не усложняя формы.
Еще ритм! Ритмичность, основа звукового восприятия. Андреенков умудрился сделать ритмичным цвет! Опять упрощенное усложнение.
Организовать визуальное пространство, сделать ярким, но ненарочитым, оставить цвету самоценность, не утрировать его, а наоборот, суметь очистить – такое под силу только большому мастеру.
В его «геометрических» работах,  есть сразу все – и пластика, и ритм, и мягкость, и жесткость, и запутанность, и простота. И все – одновременно!

                        
                                         

А главное – есть выбор, и есть направление пути. Вот что важно…Вот, что самое важное…Чистота и движение. Вертикаль. Горизонталь. Крест.
АлександраПанфилова                                                                                                             


 

 


Интуитивное движение
shazina

                                                 (300x241, 28Kb)

«Каждая картина – это маленькая удача и большое поражение художника, потому, что цель всегда ускользает».
Удивительное тонкое определение творчества вообще, и художественного творчества в частности. Можно ли рассматривать живопись, как частность? Вряд ли, да и скучно разделять искусство на жанры, тем более что жанры всегда взаимосвязаны и всегда друг друга дополняют.
Мне иногда не хватает музыки для восприятия картины…Странное дело, но работы Адгура Дзидзария – сами музыка. Они абсолютно самодостаточны и в полной тишине.
Картины Адгура не из тех, которыми можно «полюбоваться», они из тех, сложных, требующих сосредоточения, проникновения, фантазии наблюдателя со стороны.
Смотрящий, всегда вовне, и никакие разъяснения не помогут.
Объяснить символ, возможно.
Растормошить чувство – нет.
Тот, о ком речь, и тормошить не желает, ему кратковременная эмоция ни к чему! Дзидзария хочет большего – настроения.
Настроение – оно другой протяженности…долгой.
Такой сложный, эмоционально непростой ряд живущий на холсте, может позволить себе только очень хороший художник. Художник, который, посвящая зрителя в свой мир, все-таки остается отстраненным. Это его, Адгура личное пространство. Он позволяет к нему приблизиться, но степень приближения-понимания, зависит только от того, кто смотрит…Тут задача не из легких – вглядываться, всегда труднее, чем просто смотреть.
Названия работ, не дают подсказки – «ММ-II», «ММ- III», «ММ- V», «ММ- IV», остается надеяться на спасительную цветовую гамму, и придумывать свой мир, по возможности избегая самого глупого вопроса «Что хотел сказать автор?». Автор, все что хотел, уже сказал…на холсте.
Ах, вот! Есть спасительная зацепка, и вроде бы, разъяснение – «Предпочтения», эгоистичное название, очень личное. Но…и тут, с той же виртуозной легкостью, с какой художник безбоязненно раскрывает миру душу, зритель терпит сокрушительное фиаско. Не разгадать автора, но хотя бы восхититься красотой линий, тонкостью сочетания цвета –цвета сочного, но без пестроты, а строгого и величественного, как горы Абхазии.
Место рождения, взросления, становления, всегда диктует тон. Тон жизни, тон творчества. Попасть в эту тональность нелегко, если ты из другого мира…Но, как интересно путешествие! Узнавание…Чувство…Когда вдруг повеет плотной морской свежестью от невозможно светлой картины «Небесный Сухум»… И море, и Небо, сольются в одно, превратясь в нехаотичный круговорот, который всегда становится Крестом.
Преданность корням, в крови Адгура…Она в его красках…Он сквозь неведомый чужакам, звенящий горный воздух, смотрит на мир, давая возможность прикоснутся к тому, что ему дорого и важно. Но, не стоит путать преданность с узкой этничностью.
Адгур Дзидзария не замкнут для огромного мира, просто любовь к малюсенькой географической точке на огромной Земле, не хочет скрывать…
Одно название, одной работы, определяет внутренний мир Адгура – «Стена понимания».
Хочешь понять – преодолей…Забудь о стандартах, пошлой простоте, банальных характеристиках, скуке…Отключи холодный разум, просто попробуй впитать очень сложную простоту и откроется тайна чужого, а может быть и чуждого мира.
Адгур не прячется, не боится, он абсолютно открыт…просто…он так видит, составляя из своего видения бесконечную мозаику мировосприятия, соединяя, продолжая то, что было важно ему в начале пути, когда бесшабашный, молодой, красивый абхазский парень, был начинающим художником. И остается главным теперь, когда пусть и мельком, глянешь на картину и понимаешь – Мастер…
И хочется пройти сквозь невидимую стену, имеющую много имен –
Долгожданная встреча
Календарь забытых дат
Память городских стен
Синяя аллея
и с облегчением сказать «Я понимаю!
Понимаю ли..?
 Александра Панфилова Москва 2008 

 (600x506, 103Kb)  


                                


 

Легкомыслящая галеристочка.
shazina
«Галерея Шазина»- "самая известная из всех неизвестных" 
Прошли годы, в истории галереи персональные выставки замечательных художников - Адгура Дзидзария,Владимира Клавихо-Телепнева,Педро Клавихо-Паррадо,Рустама Хамдамова,Шавката Абдусаламова,Владимира Андреенкова,Алесандра Лозового и т.д.